ЗАПИСАТЬСЯ НА КОНСУЛЬТАЦИЮ, ДИАГНОСТИКУ И ЭКСПЕРТИЗУ: здесь
 по тел. 8 906 237 55 39

8 (4012) 37-55-39

 

Медицинский (клинический) психолог Иван Викторович Котва,

профессор Российской Академии естествознания,

заслуженный деятель науки и образования, психотерапевт,

автор книг по психологии, 

проводит консультации, психотерапию,

диагностику и экспертизу (для судов всех уровней).

Консультация изнутри

 Мои профессиональные интересы связаны с психологией. Во-первых, я – практикующий психолог. Во-вторых, я обучаю студентов. В-третьих, я исследую психические процессы свои и других. Поэтому мне интересно про это и писать, хотя для меня, бывает, это дается с трудом. Но чем больше я практикую, чем больше я обучаю, тем больше мне хочется обобщить что-то свое, тем больше хочется поделиться опытом, о котором трудно где-то прочитать.
Мне очень нравятся психологи, с их заморочками, с жаждой жизни и познания, за их любовь к профессии и людям. Мне хочется помочь начинающим. Остановить от суждений типа «Наше общество не готово к походу к психологу, все очень напуганы сравнением с психиатрией…» не согласен я с этим. Общество хочет идти к психологам. Но их трудно найти. Этап становления психологов-практиков еще не закончился, а может еще и не начинался в том смысле как я представляю работу сообщества психологов.
Многие начинающие психологи достаточно компетентны, много талантливых преподавателей и профессионалов, которые их готовят. Их знаний достаточно, чтобы провести квалифицированную консультацию, заняться консультированием или психокоррекцией. Их недостаток обычно в том, что они не разделяют эти способы оказания психологической помощи. Кроме того, повальное увлечение различными видами психотерапии вообще сбивают с толку начинающих психологов. Много тренингов и обучающих семинаров не готовят к индивидуальной работе в плане консультации, консультирования и психокоррекции. В основном дается поверхностное понимание психотерапии. Те, кто дает, не до конца понимают, что дают, но упражнения интересные, занятия проходят весело и непринужденно и конечно в групповой работе. И чему учат? Всему, только не консультации. Получается, что нет квалифицированных консультантов и нет квалифицированных психотерапевтов (в моей статье рассматривается немедицинская психотерапия). Потому что психотерапевт кроме всего прочего обязан (не люблю этого слова, но разговор о святом – душевном здоровье клиентов) пройти личную психотерапию и не в смысле зачетных часов, где актуальность проблемы как-то искусственна, а по-настоящему, чувствуя, что есть сильное желание разобраться в себе, что даже как-то страшно прийти к этому психотерапевту на прием. И идти к нему через этот страх, дабы получить удовольствие через слезы, сопли, истерический смех, вздохи, краску на лице, потные ладони, холодок в груди, сердцебиение, отвлекаясь на минуты и часы, отдыхая в разговорах о себе как постороннем и опять идти к себе, такому бывает неприятному…
Психотерапия – это не то, чему учат на обучающих семинарах, если это не прожито, не получено удовольствие и нет желания передать это удовольствие другим. Это только отношения между нами, между мной то в кресле, то на диване. И где-то наверху или в глубине психотерапия превращается в эготерапию, когда психотерапевт терапирует, предъявляя себя.
Мало еще психотерапевтов в нашем отечестве – это так. Но дело в том, что и хороших консультантов нет, хотя знатоки психологи есть.
Для меня, для моего опыта важно развести такие важные понятия как консультация, консультирование, психокоррекция и психотерапия. Для кого-то это может четко понятно, но широко. (Например, Роджерс и Мэй постоянно заменяют в текстах психотерапию и консультирование. Кочюнас пытается сделать дифференциацию между психотерапией и всем остальным, опять же смешивая консультацию, консультирование и психокоррекцию. Причем критерием у него является здоровье (!) клиента. Здоровые на консультирование, а больные на психотерапию! О том же пишут Сидоров и Парняков и многие другие отечественные и зарубежные теоретики и практики. В психологических словарях также нет единого мнения! В скобках — для ИВ)
Вероятно, здесь, в самом начале пути психолога-практика и начинается проблема. Ему кажется, что у него мало квалификации, хотя много знаний. Его знание пассивно лишь по одной причине: он не знает, в каком поле работает. Мне кажется, любой выпускник психологии больше знает о психологии, чем доморощенные любители с тренингов умений и продаж или после прочтения книг по популярной психологии «Как завлечь мужчину» или «Как убедить начальника повысить зарплату» и т.д.
Какие критерии я предлагаю для разведения этих понятий и полей деятельности? Во-первых, запрос, клиента. Во-вторых, на удовлетворение какой потребности направлен этот запрос. В-третьих, сроки, что не ново.
В консультации запрос клиента не уточняется, а переводится в информационное поле, удовлетворяется потребность клиента в информации. И тогда дается полная информация на ситуацию с точки зрения психологии. Консультация одноразовая, единовременная и в конце ее можно предложить клиенту консультирование, психокоррекцию и психотерапию, опять же проконсультировав клиента, что следует под этим понимать.
В консультировании эта информация сопроводительная. Клиент намечает пути разрешения своей ситуации, а возникающие вопросы после каких-либо действий уточняет у психолога-консультанта. Запрос в консультировании уточняется до плана действий. Удовлетворяется потребность клиента в информировании и сопровождении при намеченных действиях. Расширяются способы действий. Консультирование обычно занимает десять сеансов, а потом опять же решается вопрос о психокоррекции или психотерапии. На самом деле, иногда клиент уже знает, как поступить, но у него нет ресурсов на такое поведение.
В психокоррекции клиент свой запрос формулирует с помощью консультанта в направлении изменения своих отдельных типов поведения, или изменений каких-то отдельных свойств и качеств своей личности, причем не обязательно негативных, а не удовлетворяющих его. Удовлетворяется потребность клиента в желании научения изменить свое поведение. Психокоррекция может занять от 20 до 50 занятий.
В психотерапии удовлетворяется потребность клиента в изменении глубинных основ личности. И даже не изменение, а становление настоящих истинных основ личности. Появление самости. Сроки не ограниченны. Иногда требуется лишь поддерживающая пожизненная (для акцентуированных дезадаптированных личностей) психотерапия по мере возникновения потребности клиента, которая проявляется в разные периоды жизни.
Причем каждый новый уровень, каждое новое поле включает в себя и предыдущее. В процессе психотерапии будет и консультация, и консультирование, и психокоррекция.
В таком разведении консультант всегда может «втянуть» клиента на свое поле, в котором он ориентируется достаточно хорошо, так как психология настолько многогранна, что всегда есть возможность расширить сознание и способы действий с помощью тех знакомых имеющихся у психолога информационных ресурсов и навыков, которыми так или иначе владеет любой дипломированный специалист. Важно, конечно, знать уровень своей компетенции. Если есть опыт консультаций можно переходить к консультированию, а потом и к психокоррекции и далее к психотерапии.
Далеко не каждый клиент готов к психокоррекции и психотерапии и лучше его не вовлекать в эти процессы. Важно дать информацию о всех видах психологической помощи, включая и групповую работу, которую я здесь не рассматриваю. Когда консультант четко разъясняет клиенту, что он получит в результате той или иной работы, то тем самым консультант подчеркивает свою квалификацию и может перенаправить клиента к более опытному специалисту. После такого подхода, на мой взгляд, возрастет доверие к психологам-практикам и больше людей захотят проконсультироваться. Самосознание сообщества психологов-практиков сможет создать настоящее профессиональное поле деятельности.
23.02.06. Иван Котва

Записаться на консультацию: сейчас
по тел. 8 9062 37 55 39