Новости

Два товарища (рассказ)

Котва и художник

Семену было шестнадцать лет, когда он познакомился со своим ровесником Ефимом. Семен рос в зажиточной семье, ведущей историю своих накоплений еще с дореволюционных времен. Предки Семена сумели спрятать и сохранить свое накопленное имущество в драгоценностях до лучших времен. Они затаились и жили, как все, тратили свои накопления постепенно и поддерживали свою жизнь в определенном достатке. С годами стало легче проявлять свою зажиточность и ко времени перестройки семья спокойно вела образ жизни людей в достатке. Семену прививали чуть ли не аристократические нормы поведения, которые с одной стороны шли в разрез с общепринятыми нормами и даже с внутрисемейными традициями. Достаток, который пришел в семью еще до революции был основан на предпринимательской жилке, можно сказать жульнической, мужской части семьи. Некоторые свойства этого лукавства проскальзывали в семейных традициях и противоречили аристократическим манерам поколений родителей. Такая двусмысленность помогла некоторым мужчинам рода жить припеваючи, работая просто на какой-либо малотрудозатратной должности или профессии. Некоторые из мужчин занимали ответственные посты, что с каждым годом, каждым поколением становилось делать все легче. Женская часть рода имела другие разные предпочтения, некоторые протестовали против таккой двусмысленности и уходили благополучно замуж, некоторые подстраивались.

Семен так и был воспитан, с одной стороны, он был порядочным человеком, интеллигентным и культурным. С другой стороны, он чувствовал наигранность этого поведения. И пока его не посвятили во все тайны семьи, он жил спокойно и безмятежно, выполняя требования родителей и ни в чем не нуждаясь. У него были определенные способности к спортивным играм и он хотел посвятить свою жизнь футболу.

Ефим рос в многочисленной еврейской семье, которая тоже была в достатке, но, в основном, за счет трудолюбия и экономного порядка. В семье все было открыто, были известны все предки и дальние родственники, все их болезни, проблемы и достижения. В родне было много врачей и Ефим готовил себя морально к выбору этой профессии, но в душе он хотел быть простым владельцем небольшого магазинчика и спокойно жить в свое удовольствие с женой и детками. Так как братьев и сестер у Ефима было много и их поведение было все предсказуемо и находилось под контролем родителей, то Ефим частенько убегал куда-нибудь на речку посидеть в тишине и подумать.

Однажды на берегу реки они и встретились: Семен и Ефим. Оба очень одиноких. Один устал от родительского лукавства, а второй — от строгих традиций. Они случайно разговорились по поводу плывшей по реке шляпе. Смотрите, кто-то утерял свою шляпу, сказал один. Может кто-то утонул, сказал другой. Оба задумались. Но сразу стали как-то ближе друг другу, соприкоснувшись со смертью, ужасом смерти, которая может быть всего в двух шагах.

Потом они увидели лодку, мужчину и женщину, сидящих в ней, те усиленно гребли, а женщина смеялась, крича «Догони, ее догони». Лодка нагнала шляпу, мужчина схватил ее, стал разглаживать, потом надел на свою голову, женщина рассмеялась еще больше. Ребята, наблюдающие эту сцену с берега, тоже заулыбались, боясь рассмеяться, что, наверное, неловко в отношении посторонних людей. Мужчина тоже рассмеялся натянул мокрую шляпу на женщину, она схватила шляпу и кинула ее далеко в реку. Мужчина махнул рукой, обнял женщину и стал целовать. Лодка постепенно замедлила ход и поплыла по течению, скрыв за поворотом реки обнявшуюся пару.

Ефим снял свою легкую кепку и сказал: «Может поиграем!» И кинул кепку в реку. Ребята разделись и стали плавать наперегонки, кидая кепку и плывя к ней, обгоняя друг друга. Им было весело. Потом они вылезли на берег и пошли в кусты, чтобы отжать свои плавки и просушиться.

Семен смотрел на голого Ефима и почувствовал необычайную нежность к нему. Он испугался своих чувств. Ему хотелось трогать Ефима, поделиться своей невостребованной еще нежностью. Ефим обратил внимание на взгляд Семена и ему тоже так захотелось прижаться к нему и казалось, что это настоящий друг, который никогда не предаст его.

Они как будто поняли друг друга и стали осторожно трогать свои тела. Они даже обнялись, соприкоснувшись всеми частями своих тел…

«Это что такое?» — голос прогремел совсем рядом. Они вздрогнули и, ощутив ужас, стали поспешно одевать свои трусы, но голос был таким зловещим, что они готовы были провалиться сквозь землю. Ефим узнал голос отца. Он чуть не упал в обморок, у него закружилась голова. «Папа!» — прошептали его губы.

Семен, схватив свою одежду, спотыкаясь, побежал прочь, изредка оглядываясь.

Прошло сорок лет.

Семен после того случая был сразу увезен за границу, где изучал языки и поступил в один из западноевропейских университетов, получил профессию коммерсанта. Работал крупным руководителем в одной внешнеторговой компании.

Семен был гомосексуалистом. Когда родители увезли его, он постоянно вспоминал Ефима и хотел такого же друга, а втайне мечтал приехать в места детства, найти Ефима, рассказать про свою любовь к нему. Мужчины, с которыми встречался Семен, были какими-то женственными и не были преданными друзьями, они вели себя как женщины, и это расстраивало Семена еще больше. Когда ему стукнуло сорок пять лет, он потерял интерес к своей половой жизни. Женщины вообще его не интересовали, а осуждение окружающих и продажность молодых мужчин-партнеров притупили интерес к всяким интимным связям. Он хотел только встретиться с Ефимом и ничего больше. Он ждал того часа, когда он все-таки решится поехать туда.

Семен поддерживал спортивную форму, играл в теннис, увлекался историей, поездками по миру, на археологические раскопки. Когда ему предложили выйти на пенсию, он с радостью согласился, так как хотел посвятить путешествиям больше времени. У него не было своей семьи, со своей родительской семьей он старался встречаться как можно реже, да и их встречи носили формальный характер, даже мать не могла обнять Семена при встрече, не говоря уж о мужчинах. Семен имел достаточно накоплений, что прожить остаток жизни ни в чем себе не отказывая.

В глубине души он понимал, что его страсть к путешествиям однажды приведет его в места его детства и он встретится с Ефимом и обнимет его и скажет о его любви к нему.

И вот к своему шестидесятилетию он решился на такую поездку. Он сильно переживал, потому что многие из его однокурсников уже ушли в мир иной и он боялся, что с Ефимом могло произойти что-то подобное.

Он купил путевку в дом отдыха неподалеку от тех мест, где он жил с семьей в детстве и юношестве. Семен знал, что в этом доме отдыха предлагают экскурсию по близлежащим окрестностям с посещением небольших городков. В одном из этих городов и жил Ефим. Он не знал его фамилии, но был уверен, что найдет его.

В доме отдыха было все как обычно, определенный режим, какие-то медицинские услуги, четырехразовое питание и развлекательно-увеселительная программа с танцами, конкурсами и поездками. На танцах некоторые дамы пристраивались к Семену, но он сторонился их, иногда намекая на проблемы со здоровьем, иногда намекая на свою гомосексуальность, иногда говоря про верность жене, все происходило в зависимости от обстановки.

Поездки по краю пока не дали результатов. Но Семен был уверен, что найдет Ефима.

Однажды его пригласили пройти лечебные процедуры, даже можно сказать профилактические сеансы, помогающие при мужских проблемах. Семен усмехнулся, что слухи о его возможной болезни дошли до дежурного врача.

Решив поддержать миф о своем мужском бессилии, Семен согласился на процедуры. К тому же доктор сказал, что они пригласили очень хорошего стоматолога, который согласен осмотреть желающих бесплатно.

Идя по коридору в сторону процедурных кабинетов, предполагающих разные, как сейчас называют, спа-услуги, Семен вздрогнул. Навстречу ему шли два человека, мужчины. Один был в белом халате, другой — в рубашке и джинсах. Они о чем-то разговаривали в полголоса. Шедшая рядом медсестра сказала Семену: «В халате, это стоматолог, который вас будет осматривать». «А второй?» — машинально спросил Семен. Он чувствовал легкое головокружение. Это был Ефим. Мужчина в рубашке и джинсах — точно Ефим! Семен замедлил шаг и остановился, смотря на Ефима не моргая. Ефим взглянул на Семена, продолжая разговаривать с доктором. Потом вдруг опять посмотрел на Семена. Остановился, что-то сказал доктору и тот пошел дальше, прошел мимо Семена, рассеянно взглянув на него и медсестру.

Ефим уже давно был владельцем небольшой соматологической клиники, у него была хорошая жена, трое детей и уже два внука.

Многие в семье Ефима забыли о том случае, хотя целый месяц был почти траур, особенно у отца, на него страшно было смотреть. Потом все забылось, Ефим выучился в мединституте, женился. Родители умерли, да и сам он вспоминал об этом инциденте редко, в часы грусти и ностальгии. С женой у него были прекрасные отношения, они любили друг друга и никаких чувств к своему полу у Ефима не было. Он спокойно ходил в баню, мылся с мужчинами и чувствовал себя обыкновенным мужиком, только не очень любил разговоры о том, что женщинам можно изменять. Он сам никогда не изменял своей жене, да и не понимал, как может быть по-другому.

Семен сказал медсестре: «Идите, я вас догоню». Ефим медленно приближался. Встав напротив друг друга, они постояли несколько мгновений, потом обнялись. Постояли без слов и потом вместе пошли к выходу, им хотелось на воздух.

На крыльце стояла скамейка, они сели и сидели молча. Оба были взволнованы, и все же на их лицах было выражение умиротворения. Они сказали друг другу несколько слов. Вдруг Ефима окликнули — к лестнице, ведущей в дом отдыха, подходила женщина, ведя за руку мальчика лет шести-семи. «Моя жена» — сказал Ефим и посмотрел на женщину любящими глазами.

Та подошла ближе и спросила:

-Ты долго?

— Подойди сюда, я хочу познакомить тебя с другом детства, — с воодушевлением произнес Ефим.

Женщина подошла, посмотрела на Семена, потом на Ефима:

— Семен?!

— Что, бабушка? — спросил мальчик, подняв глаза.

 ________

Иван Котва

Поделиться с друзьями