Новости

Судебный эксперт — психолог Иван Котва: судебная оценка морального вреда

Судебный эксперт — психолог Иван Котва: судебная оценка морального вреда. Определение размера компенсации морального вреда

Порядок назначения и производство судебно-психологической экспертизы по делам о моральном вреде регламентируется:
Уголовно-процессуальным, Гражданско-процессуальным и Гражданским кодексами. Экспертиза проводится по желанию истца либо ответчика, и соответственно расходы ложатся на одну из сторон.
Согласно ст.ст. 151, 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом. Какой-либо базовый или ориентировочный размер компенсации законом не установлен, ибо не существует общей единицы измерения или эквивалента между перенесенными страданиями и денежной единицей. До вынесения судебного решения размера компенсации морального вреда не существует, он возникает с момента вынесения решения. У истца нет права требовать взыскания определенного размера компенсации, он может выразить в исковом заявлении свое мнение об этом.
Размер компенсации не входит в предмет доказывания. Предмет доказывания — совокупность юридических фактов, образующих основание иска. При рассмотрении судом дела о моральном вреде представленные сторонами доказательства оцениваются судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.
В соответствии с ГПК РСФСР средствами доказывания являются: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, заключение эксперта.
Объяснение истца о том, что он претерпел физические или нравственные страдания, является прямым доказательством факта причинения морального вреда, причем прямых доказательств противоположного ответчик, как правило, представить не может. Показания свидетелей могут служить косвенными доказательствами причинения морального вреда (например, свидетель видел, как потерпевший плакал, слышал, как потерпевший стонал, и т.п.).
К косвенному доказательству может быть отнесено и заключение эксперта. Такая практика применяется российскими судами. Например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационной жалобе ответчика по иску о возмещении морального вреда, оставила решение в силе, указав следующее: «…суммы в возмещение вреда суд взыскал правильно. Определяя размер морального вреда, суд обоснованно учел конкретные обстоятельства по делу, что истец длительное время (более года) добивался от ответчика выполнения работ по ремонту телевизора, неоднократно обращался по вопросу ремонта телевизора к работникам завода и за помощью к другим организациям, более года Б. и его семья не могли пользоваться телевизором по вине ответчика. Суд также учел, что работники предприятия допустили неуважительное обращение к истцу. Такого рода поведение лиц, обслуживающих население, стало причиной нравственных страданий Б. Этот вывод суда мотивирован и подтвержден имеющимися в деле доказательствами, в том числе заключением эксперта-психолога, которым суд дал надлежащую оценку…» В данном случае в решении указан вид морального вреда, причиненного потерпевшему, имеется ссылка на доказательства, подтверждающие факт его причинения.
Потерпевший оценивает тяжесть причиненного ему физического и нравственного ущерба субъективно. В частности, потерпевший, попавший в больницу, посчитал, что за каждый день пребывания в больнице ему должны заплатить 10 тысяч рублей. Очевидно, у суда должны быть какие-то ориентировочные критерии для объективного определения размера компенсации за причинение нравственного ущерба. Применительно к каждому конкретному делу придется принимать во внимание: общественную оценку нарушенного блага; степень вины правонарушителя; тяжесть последствий правонарушения; жизненные условия потерпевшего (служебные, семейные, бытовые, материальные, состояние здоровья, возраст и др.); сферу распространения ложных, позорящих сведений (в массовом издании или в узком кругу лиц); тяжесть телесных повреждений; степень родства погибшего и истца; материальное положение сторон и др.
Проблема отсутствия точно сформулированных критериев оценки размера компенсации морального вреда и общего метода количественной оценки его размера порождает сложности в правоприменительной практике. Единственное в настоящее время посвященное вопросам компенсации морального вреда постановление пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 г. не содержит указаний, которые позволили бы суду обоснованно определять размер компенсации при разрешении конкретного дела.
В ст. 151 ГК РФ законодатель устанавливает ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда: степень вины нарушителя; степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;
иные заслуживающие внимания обстоятельства.
Поскольку из содержания ст. 1099 ГК РФ следует, что размер компенсации морального вреда должен определяться в соответствии со ст.ст. 151, 1101 ГК РФ, рассмотрим существующие критерии оценки размера компенсации, определяемые этими нормами.
1. Степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием для возмещения вреда.
2. Степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего (должны приниматься во внимание во взаимосвязи с рядом других обстоятельств). Под степенью страданий следует понимать глубину страданий («глубина страданий» — возможно, не очень хорошее сочетание, но именно так мы говорим, испытывая, например, боль — «слабая боль», «терпимая боль», «сильная боль», «нестерпимая боль»; это определяет, насколько глубоко страдание). При этом для человека глубина страданий зависит в основном от вида того неимущественного блага, которому причиняется вред, и степени его умаления, а индивидуальные особенности потерпевшего могут повышать или понижать эту глубину (степень). Поэтому должны приниматься во внимание как «средняя» глубина (презюмируемый моральный вред), так и обусловленное индивидуальными особенностями потерпевшего отклонение от нее, что даст возможность суду учесть действительный моральный вред и определить соответствующий ему размер компенсации.
Таким образом, индивидуальные особенности потерпевшего согласно ст.ст. 151, 1101 ГК РФ — это подлежащее доказыванию обстоятельство, устанавливаемое судом предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимаемое во внимание для оценки действительной глубины (степени) физических или нравственных страданий и определения соответствующего размера компенсации.
Проанализируем критерий характер физических и нравственных страданий. Под видами физических страданий можно понимать боль, удушье, тошноту, головокружение, зуд и другие болезненные симптомы (ощущения); под видами нравственных страданий — страх, горе, стыд, беспокойство, унижение и другие негативные эмоции.
Думается, что учитывать характер физических страданий можно лишь принимая во внимание те нравственные страдания, которые с ним сопряжены (например, ощущение удушья может сопровождаться негативной эмоцией в виде страха за свою жизнь). Поэтому для определения размера компенсации следует учитывать не вид (характер) нравственных или физических страданий, а характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинен вред, поскольку именно они и определяют величину причиненного морального вреда.
Компенсация за перенесенные страдания может быть выражена в деньгах как своеобразный штраф, взыскиваемый с причинителя вреда в пользу потерпевшего и предназначенный для сглаживания негативного воздействия на его психику. Поскольку, как указывалось выше, глубина страданий не поддается точному измерению, а в деньгах неизмерима в принципе, нельзя говорить о какой-либо ее эквивалентности размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что большей глубине страданий должен соответствовать больший размер компенсации.
В основу метода оценки размера компенсации размера морального вреда положен принцип защиты и соблюдения прав и свобод человека, которые являются высшей ценностью для государства (ст. 2 Конституции РФ). Наиболее жесткой мерой ответственности, применяемой государством за совершение правонарушения, является уголовное наказание. В связи с этим можно предположить, что соотношения максимальных санкций и норм Уголовного кодекса, предусматривающих ответственность за преступные посягательства на права человека, наиболее объективно отражают значимость охраняемых такими нормами благ. Представляется целесообразным использовать указанные соотношения для определения соразмерности компенсаций презюмируемого морального вреда и нарушений соответствующих прав.
Презюмируемый моральный вред — это страдания, которые должен испытывать (т.е. не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершенное в отношении его противоправное деяние человек. По существу презюмируемый моральный вред отражает общественную оценку последствий противоправного деяния.
Применение согласно нормам Уголовного кодекса максимальных санкций позволяет разработать таблицу размеров компенсации презюмируемого морального вреда применительно к различным видам нарушений прав личности. Понятно, такая таблица будет корректироваться при соответствующих изменениях законодательства. Это касается и базисного размера компенсации, если изменения законодательства дадут основания полагать, что иной размер будет более разумным.
Возмещение морального вреда по УК РФ отличается от возмещения морального вреда, предусмотренного Гражданским кодексом.
Содержанием понятия «моральный вред» как в уголовном, так и в гражданском праве являются нравственные и физические страдания, перенесенные потерпевшим.
По ГК РФ форма компенсации может быть только денежной, а по УК РФ — как в денежной, так и в иной материальной форме: передача имущества и другие действия, направленные на сглаживание физических и нравственных страданий (например, уход за потерпевшим).
Необходимыми условиями наступления гражданско-правовой ответственности за причинение морального вреда в соответствии со ст. ст. 151, 1100, 1101 ГК РФ являются:
• наличие морального вреда;
• противоправные действия причинителя вреда, нарушающего личные неимущественные права потерпевшего либо посягающего на принадлежащие ему другие нематериальные блага;
• причинная связь между вредом и противоправным действием;
• вина причинителя вреда.
Возникает вопрос: имеет ли правовое значение для ст. 61 УК РФ действительный размер компенсации морального вреда? Смысл указанной статьи состоит в том, что возмещение морального вреда поставлено в один ряд с действиями, направленными на сглаживание вреда, причиненного потерпевшему, т.е. по мнению многих исследователей, учитывать его в качестве смягчающего обстоятельства основания нет.
Если по уголовному делу не предъявлен гражданский иск о компенсации морального вреда, то определение размера компенсации не входит в обязанность суда. Доказательству подлежит лишь сам факт причинения морального вреда, а право потерпевшего на определение его размера порождается лишь судебным решением при рассмотрении иска о компенсации. Иначе говоря, размер компенсации не входит в предмет доказывания как совокупность юридических фактов, образующих основание иска. Основание иска — виновное совершение ответчиком противоправного деяния, повлекшего причинение истцу физических и нравственных страданий.
Доказыванию подлежат:
• степень вины;
• характер причиненных страданий;
• наличие у потерпевшего индивидуальных особенностей, ибо эти обстоятельства учитываются судом при определении размера компенсации (ст. ст. 151,1101 ПС РФ).
Предметом иска является субъективное право на компенсацию, а его содержание — действие, о совершении которого истец просит суд признать право на компенсацию морального вреда, определить ее денежный размер, взыскать.
Возникает вопрос: имеет ли мнение истца о размере компенсации правовое значение? Ответ — да. Мнение истца следует относить к числу «иных, заслуживающих внимания обстоятельств». Можно полагать, что заявленный истцом размер компенсации косвенно подтверждает глубину перенесенных им страданий. Однако суду при оценке мнения истца следует учитывать, что оно носит субъективный характер.
Если устранение имущественного вреда учитывается при определении наказания, то в отношении морального вреда такой подход неприменим. При отсутствии гражданского иска суду не следует решать вопрос о размере компенсации. В качестве смягчающего обстоятельства суду достаточно установить совершение правонарушителем действий, явно направленных на заглаживание негативных последствий правонарушения. В некоторых случаях добровольное возмещение морального вреда, причиненного правонарушениями, может оказаться произведенным в отсутствие соответствующей обязанности, что все равно будет иметь большую значимость для смягчения наказания.
Очевидно, что любое правонарушение причиняет нравственные страдания потерпевшему, однако правом на компенсацию морального вреда пользуются только лица, понесшие физические или нравственные страдания в связи с посягательством на их неимущественные права или нематериальные блага. Следовательно, не любое преступление порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда. Так, потерпевшие почти по всем видам преступлений корыстной направленности, составляющих более половины всех совершаемых преступлений, лишены возможности компенсировать причиненные им психические страдания.
Компенсация такого рода была бы оправдана. Способ подобной компенсации — введение в уголовное судопроизводство термина «психический вред». Под моральным вредом в уголовном судопроизводстве следует понимать также физические и нравственные страдания, испытываемые гражданами в связи с совершением против них деяний, преследуемых уголовным законом.
Вызывает сомнение удачность такого определения, так как «мораль» — совокупность представлений об идеале, добре и зле, справедливости и несправедливости. Под «вредом» в гражданском праве понимаются неблагоприятные изменения в охраняемом законе благе, при этом само благо может быть как имущественным, так и неимущественным.
Термин «страдания» принимается законодателем как ключевой в определении морального вреда. Он предопределяет действия причинителя морального вреда, которые обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом вредоносные изменения в охраняемых благах отражаются в сознании в форме ощущений (физические страдания) и представлений (нравственные страдания). Наиболее близким к понятию «нравственные страдания» следует считать понятие «переживание». Содержанием переживаний могут быть страх, стыд, унижение и иное неблагоприятное в психологическом смысле состояние.
Аналогом морального вреда (в США и Великобритании) является «психологический вред», который определяется как «физические и психические страдания. Психические страдания — это негативные эмоциональные реакции.
Понятия «вред здоровью» и «моральный вред» могут быть сведены в единое понятие «неимущественный вред». Проанализировав содержание понятия «здоровье», можно сказать, что это состояние полного социального, психического и физического благополучия. Понятия «вред здоровью» и «страдания» частично совпадают по своему содержанию, ибо претерпевание страданий означает утрату психического благополучия.
Судебную оценку морального вреда можно провести с помощью судебно-психологической экспертизы (СПЭ). Этот новый вид СПЭ, сравнительно недавно появившийся в нашей стране, за рубежом проводится уже давно. В связи с его новизной и фактическим отсутствием опыта, инструктивных и методических материалов суды склонны присуждать либо отказывать в присуждении морального ущерба практически «на глаз», руководствуясь не доказательной базой, а своими представлениями о том, что такое моральный вред и каковы его признаки. В действительности только эксперт-психолог может установить наличие либо отсутствие признаков причиненного личности морального вреда.
В традиции отечественной судебно-психологической и психолого-психиатрической экспертизы по делам о компенсации морального вреда сложилось следующее понимание. Определение морального вреда, причиненного преступлением или иным нарушением, и его компенсации, в том числе степени нравственных страданий истца, является прерогативой только суда. Но для установления этих обстоятельств суд может использовать заключение экспертов, в котором будут отражены клинико-психологические аспекты категории «нравственные страдания». Возможно выделить следующие экспертные понятия.
1 Психическое состояние подэкспертного (в том числе психическое расстройство).
2 Индивидуально-психологические особенности подэкспертного.
3 Степень выраженности изменений психической деятельности.
4 Динамические особенности изменений психической деятельности: стойкость– обратимость; длительность.
5 Причинно-следственная связь между причинением вреда (психотравмирующим воздействием) и возникновением и развитием психических изменений.
Соответственно, перед экспертами могут быть поставлены следующие типовые вопросы:
1 Имеются ли у подэкспертного негативные изменения психической деятельности (в том числе психическое расстройство)? Если да, то в чем они выражаются?
2 Имеется ли причинно-следственная связь между негативными изменениями психической деятельности подэкспертного и действиями (бездействием) причинителя вреда?
3 Какова степень негативных изменений психической деятельности пострадавшего?
4 Каковы динамические особенности изменений психической деятельности: стойкость–обратимость; длительность?
5 Имеются ли у подэкспертного индивидуально-психологические особенности, которые оказали существенное влияние на изменение его психической деятельности в исследуемой ситуации?
Основание иска: согласно ст. 1100 ГК РФ виновное совершение противоправного деяния, повлекшего причинение истцу физических и нравственных страданий.
Доказыванию подлежат: 1) степень вины; 2) характер причиненных страданий; 3) наличие у потерпевшего индивидуальных особенностей, так как эти обстоятельства учитываются судом при определении размера компенсации (ст.ст. 151, 1101 ГК РФ).
Предмет иска: субъективное право на компенсацию.
Содержание иска: то действие, о совершении которого истец просит суд: 1) признать право на компенсацию морального вреда в принципе; 2) определить денежный размер; 3) взыскать компенсацию.
От регулирования размера компенсации морального вреда законодатель отказался, оставив этот вопрос на усмотрение суда.
Ответственность за причиненный моральный вред носит компенсационно-штрафной характер. Ведь оценка страданий в деньгах и в иной материальной форме невозможна. Денежная компенсация призвана вызвать положительные эмоции, которые могли бы максимально сгладить негативные изменения в психической сфере личности, обусловленные перенесенными страданиями.
В завершении своей работы приведу образец Алгоритма судебно-психологической экспертизы по установлению факта причинения морального вреда, потому что его можно отнести к практической части реферата.
Этап качественной оценки.
1. Анализируются материалы дела, документы, содержащие данные о личности подэкспертного.
2. Исследуются обстоятельства самого события причинения морального вреда, динамика процесса судебного разбирательства.
3. В процессе беседы с использованием методики Холмса и Раге анализируется ситуация, предшествующая причинению морального вреда.
4. Ретроспективно диагностируются изменения эмоционального состояния потерпевшего во время, до и после причинения морального вреда для обнаружения временной связи между указанными изменениями и неблагоприятным воздействием причинителя.
5. Исследуется система жизненных ценностей потерпевшего, доминирующие потребности, личностные смыслы на предмет значимости для потерпевшего ситуации и действий причинителя вреда (затронута ли система его ценностей).
6. Оцениваются индивидуально-психологические особенности, которые могут усугубить переживание травмирующих событий.
7. Оцениваются другие неблагоприятные изменения в психике потерпевшего, вплоть до изменений личности (переживание жизненного кризиса), его социального статуса, здоровья, межличностных отношений в семье, в значимой формальной и неформальной группе.
8. Полученные данные синтезируются и соотносятся с 4-мя категориями неблагоприятных психических изменений при отсутствии психопатологических проявлений (эмоциональный стресс, фрустрация, внутриличностный конфликт, жизненный кризис).

Судебно-психологические аспекты компенсации морального вреда позволяют не только определить степень физических и моральных страданий человека, но и сгладить полученные страдания эквивалентной суммой компенсации, которая позволит человеку получить удовлетворение каких-либо потребностей. Сочетание степени страдания и степени компенсации позволяет человеку поверить в справедливость жизни, в частности, государства и снизить индивидуальное внутренне напряжение, влияющее на социальную адаптацию и активность.

Поделиться с друзьями