Новости

Краткосрочное консультирование, центрированное на построении желаемого будущего

Иван Котва

Краткосрочное консультирование и психокоррекция*, центрированные на построении потребного будущего

Иван Котва

Определение

Психологическое консультирование (психокоррекция) представляет собой процесс взаимодействия человека, получившего необходимую подготовку*, и человека (одного или нескольких), испытывающего эмоциональные, познавательные и/или поведенческие трудности или же воспринимаемого другими в качестве такового. В ходе взаимодействия, ведущую роль в котором играет психолог, внимание уделяется настоящему, будущему и имеющимся ресурсам. Это взаимодействие ведет к изменению психической реальности и, соответственно, восприятия клиента, имеющего отношение к проблемной ситуации, что, в свою очередь, порождает у клиента необходимую уверенность и мотивирует его на поиск других возможностей решения.

Краткая характеристика

В сформулированном мною определении подчеркивается интеракционный аспект консультирования, поскольку краткосрочная работа, центрированная на будущем, является системной по своей сущности. Теоретически построение желаемого будущего бывает результатом различений, порождаемых процессом интеракции в психологическом контексте и подтексте (психолог или группа психологов, с одной стороны, и клиент или несколько клиентов — с другой), созданной на период психологической работы. Проводимые психологом интервью и интервенции, в основе которых лежит постулат о том, что в каждой проблеме заложены ресурсы и желаемое будущее, бросают вызов убежденности клиента в отсутствии решений его проблемы, что открывает путь альтернативным чувствам, мыслям и поведению, а тем самым ведет к необходимым изменениям.

Теоретической основой данной модели служит когнитивная модель с косвенным внушением, парадоксальностью и отсутствием концепции сопротивления. Психолог с уважением принимает психическую реальность клиентов и терпеливо помогает им сформулировать вопросы, задачи и цели, а это создает особую атмосферу отношений, где нет места защитным реакциям и облегчен доступ к внутренним ресурсам. Ближе к концу каждой сессии устраивается пауза, во время которой психолог резюмирует и зачитывает свое послание, содержащее похвалу клиентам за то, что они уже делают хорошо. Такой прием порождает «да»-установку, побуждает клиента к выполнению домашних заданий. Выполнение заданий вне сессии предотвращает зависимость клиента от консультирования.

Хотя в последние два десятилетия фокус психологической работы сместился с интрапсихических проблем в сторону интерперсональных, в центре внимания по-прежнему остается предъявляемая проблема, трактуемая или как повторение паттернов, передающихся от поколения к поколению, или как дефект структуры; как нечто, выполняющее определенную функцию для данной системы, или как неудачная попытка решения.

Разрабатываемая мною в течение последних десяти лет модель краткосрочной психокоррекционной работы, центрированной на построении потребного будущего, уделяет основное внимание настоящему и будущему, поскольку в данной модели не рассматривается причинная связь между прошлым и настоящим или между проблемой и решением. Считается, что изменения неизбежны, но они могут быть различными. в зависимости от конкретного контекста и созданного позитивного подтекста.

Исследования, проведенные в Балтийском институте прикладной психологии, показали, что построение потребного будущего может быть лишь в малой степени связано с проблемами, описанными клиентами или психологами. Это служит еще одним подтверждением того, что время, потраченное на попытки понять проблему, оказывается потраченным впустую, и психологи, несмотря на все их знания и опыт, не всегда знают наверняка, какое из решений окажется правильным для данного клиента. (Но они могут, разумеется, указать допустимые с социальной и этической точек зрения границы такого решения.) Таким образом, роль психолога в основном заключается в том, чтобы облегчить клиенту работу по поиску уникального решения, подходящего именно к данной ситуации, для построения своего потребного будущего.

Клиенты, обратившиеся к психологу, обычно совершенно не видят своих позитивных возможностей, поскольку «ослеплены» отрицательными эмоциями из-за своих проблем. Но выявление отрицательной информации и деталей, связанных с жалобами клиента, полезно лишь в той мере, в какой позволяет узнать ожидания клиента, касающиеся будущего, и дать ему возможность почувствовать, что его слушают и понимают. «Строительными блоками» для решения являются также концентрация внимания на четко сформулированных целях, ясно обозначенные шаги к их достижению и небольшое количество положительной информации, собранной во время интервью. Психолог выбирает прямые и непрямые техники, необходимые для поддержания духа сотрудничества: похвала за прилагаемые усилия, комплименты по поводу сильных сторон клиента, определенные задания, рефрейминг, предписания, касающиеся симптомов, и некоторые ограничения. Краткосрочность психокоррекционной работы является не целью, а естественным побочным следствием принятых нами основных принципов: сотрудничество вместо сопротивления, эффект расширения способов поведения, эмоционального реагирования и мышления, когда одно даже небольшое изменение влечет за собой множество других, и парадоксальная методология.

Критические замечания

Чаще всего модель краткосрочной психокоррекционной работы, центрированной на построении потребного будущего, критикуют за ее резкое отклонение от традиционных методов консультирования, психокоррекции и психотерапии. В наше время, когда все большее значение придается точным данным, модель, отказывающаяся от использования диагностических категорий в качестве ориентиров для планирования и оценки психологической работы, а вместо этого оценивающая каждый случай и в каждом случае работающая в соответствии со специфическими целями, установленными клиентом, воспринимается как слишком резкий отказ от принятых норм. Но изучение краткосрочных немедицинских моделей свидетельствует об устойчивой удовлетворенности получаемыми результатами.

Краткосрочную работу, центрированную на построении потребного будущего, часто критикуют за то, что она является психотерапией «первой помощи», и результатом бывает замещение симптомов, поскольку она концентрируется на симптомах, сформулированных клиентами, а не на достижении инсайтов, касающихся причин этих симптомов, сформулированных психотерапевтом. Однако не существует статистически достоверных доказательств того, что подобная критика более обоснована, чем убеждение в том, что инсайт ведет к устойчивым изменениям. Любой опытный психолог, концентрирующийся в своей работе на решениях проблем, на решениях, направленных на желаемое будущее, подтвердит, что инсайт обычно формируется как побочный продукт поиска решения, хотя цель его достижения не ставится.

Одним из самых больших достоинств этой краткосрочной психологической работы является польза, которую получают клиенты. Когда подход к клиенту не ограничен рамками ложных диагностических категорий, а внимание направлено не на отклонения и мнимую патологию, а на сильные стороны клиента и его позитивное поведение, то возможностей решения оказывается намного больше. Проводя диагностическое интервью, психолог будет руководствоваться своими знаниями симптоматологии, и, в данном случае, он скорее найдет «подходящий» симптом, чем если будет опрашивать клиента, стараясь понять природу его жалоб и представлений о самой возможности и путях решения проблем и способах построения желаемого будущего. В большинстве случаев клиент выигрывает, когда используется второй подход, поскольку в этом случае он испытывает меньше боли, затрачивает меньше времени и избегает опасности, сопряженной с недостаточно точным диагнозом, что может направить психологическую работу в неподходящее русло.

Возникает вопрос: «Не склонен ли психолог игнорировать важные моменты психологической работы из-за того, что не ищет специфическую информацию, касающуюся данной проблемы? Ответ на него таков: хорошая оценка, в том числе и в рамках краткосрочной модели, должна включать в себя понимание специфики жалобы. Однако клиенты культурально запрограммированы на то, чтобы обеспечивать психологов негативной информацией, и в любом случае склонны прямо или косвенно ее сообщать. Обычно они не осознают позитивные аспекты и маловероятно, что станут рассказывать о них, если только психолог не проявит настойчивый интерес к этой теме. Сбор информации с упором только на негативное нередко приводит к тому, что существующая реальность покажется еще хуже, чем есть на самом деле. Поэтому психокоррекция, центрированная на построении потребного будущего, пытается отвлечь клиента от подобного подхода. И наконец, поскольку цель консультирования, психокоррекции и психотерапии, независимо от теоретической ориентации, заключается в том, чтобы клиент хорошо функционировал за пределами психологического кабинета, желателен такой метод психологической работы, который был бы позитивным и с самого начала помогал клиенту поверить в себя.

В чем заключаются преимущества психокоррекции, центрированной на построении потребного будущего, для психолога? Во-первых, психолог испытывает значительно меньший стресс, работая в атмосфере сотрудничества с клиентом, чем тогда, когда он вступает в конфронтацию с ним, пытаясь преодолеть сопротивление. Во-вторых, ответственность за изменения в конце концов несет клиент. Слишком многие психологи годами ведут борьбу с клиентами, которые не желают изменяться в соответствии с целями, установленными этими психологами и психотерапевтами. В работе, центрированной на построении потребного будущего, психолог должен использовать любую стратегию, для того чтобы помочь клиенту поверить самому себе. Если клиенты, несмотря на это, отказываются изменяться (или не хотят этого, или ожидают, что за них это сделает кто-то другой), тогда психолог признает свое поражение и предлагает расстаться. В этом случае клиенты, скорее всего, или возьмут на себя какую-то часть ответственности за решение или же уйдут, но позже, когда будут готовы взять на себя ответственность, вернутся.

Неортодоксальный характер нашей модели иногда вызывает трудности ее применения там, где люди с ней не знакомы или отвергают ее. Однако если иметь достаточно терпения, то этот позитивный подход может быть использован психологами и для решения проблем, связанных с коллегами.

___________________________________________________________________

*Психологи́ческая корре́кция (психокорре́кция) — один из видов психологической помощи (среди других: психологическое консультирование, психологический тренинг, психотерапия); деятельность, направленная на исправление особенностей психологического развития, не соответствующих оптимальной модели, с помощью специальных средств психологического воздействия; а также — деятельность, направленная на формирование у человека нужных психологических качеств для повышения его социализации и адаптации к изменяющимся жизненным условиям. Психокоррекционные воздействия могут быть следующих видов: убеждение, внушение, подражание, подкрепление. Различают индивидуальную и групповую психокоррекцию. В индивидуальной психолог работает с клиентом один на один при отсутствии посторонних лиц. В групповой — работа происходит сразу с группой клиентов со схожими проблемами, эффект достигается за счёт взаимодействия и взаимовлияния людей друг на друга.

* Подготовка включает в себя три уровня:

  1. Теоретическая
  2. Практика (тренинги, групповая работа, клиентский опыт)
  3. Самостоятельная работа под супервизией

Литература Bowen, M. (1978). Family therapy in clinical practice. New York: Jason Aronson. de Shazer, S. (1982). Patterns of brief family therapy. New York: Guilford. de Shazer, S. (1985). Keys to solution in brief therapy. New York: Norton. de Shazer, S. (1988). Clues: Investigating solutions in brief therapy. New York: Norton. de Shazer, S., Berg, 1. К., Lipchik, Е., Nunnally, Е., Mol-nar, Е., Gingerich, W., & Weiner-Davis, M. (1986). Brief therapy: Focused solution development. Family Process, 25, 207-222. Erickson, M. H., & Rossi, E. (1979). Hypnotherapy: An exploratory casebook. New York: Irvington. Erickson, M. H., Rossi, E., & Rossi, S. (1976). Hypnotic realities. New York: Irvington. Gingerich, W., de Shazer, S., & Weiner-Davis, M. (1988). Constructing change: A research view of interviewing. In E. Lipchik (Ed.), Interviewing. Rockville, MD: Aspen. Matsui, W. T. (1988). The process of structural family therapy: Level of experience makes a difference. In E. Lipchik (Ed.), Interviewing. Rockville, MD: Aspen. Minuchin, S. (1974). Families and family therapy. Cambridge, MA: Harvard University Press. Selvini-Palazzoli, M., Boscolo, L., Cecchin, G. F., & Prata, G. (1978). Paradox and counterparadox. New York: Jason Aronson. Weakland. J., Fisch, R., Watzlawick, P., & Bodin, A. (1974). Brief therapy: focused problem resolution. Family Process 13, 141—168.

Основные исследования: Ева Липчик. Коротко.

Ева Липчик ведет частную практику в Милуоки, а также работает как независимый тренер и консультант. Магистерскую степень она защитила в 1978 г. в университете Висконсина, штат Милуоки. Девять лет Липчик была штатным сотрудником Центра краткосрочной семейной терапии в Висконсине и участвовала в разработке модели краткосрочной психотерапии, центрированной на решении. Наибольший вклад она внесла в разработку проблематики, связанной с интервьюированием клиентов. На эту тему Липчик много писала, выступала с лекциями, подготовила специальный материал для «Journal of Strategic and Systemic Therapies» и написала книгу.

Поделиться с друзьями